Джет Ли про съемки фильма Храм Шаолинь 3

Кадр с Джетом Ли из фильма Храм Шаолинь 3

По правде говоря я не хотел сниматься в Храм Шаолинь 3: Боевые искусства Шаолиня (1985) по различным причинам, но мне пришлось. По сравнению с первыми двумя фильмами, мы снимались в Храме Шаолинь 3 без особого энтузиазма, потому что студия наняла Лау Ка-Леуна – крупного Гонконгского режиссера. Да и вообще при создании фильма участвовало много людей из Гонконга как персонал, так и актеры. В предыдущих же двух фильмах (Храм Шаолинь (1982) и Дети Шаолиня (1983)) все были земляками. А теперь к нам приехали из Гонконга, чтобы помочь со съемками. И вскоре мы начали замечать неравноправие.

В фильме Храм Шаолиня всем нам платили по 1 юань в день. А в фильме дети Шаолиня уже по 2 юаня в день. В то время я не думал много об этом. Я тогда не думал о деньгах. Но к третьему фильму, когда я уже подрос, я начал замечать о существовании не равенства в мире.

Когда все мы получали по 1 юаню в день - как главный герой, так и остальные, то было нормально, так как ничего поделать не могли, так как работали по определенной системе. Если бы мы жили в обществе, где все были равны, я бы не стал этим возмущаться. Но когда приходят люди из другой системы (в этом случае Гонконг), которые получают по 150 тысяч юаней в месяц, по сравнению с твоими 3 юань в день и при этом они фактически ничего не делают, то начинаешь задумываться о социальном не равенстве. И в результате начинаешь возмущаться самой работой.

Я хотел спросить, почему в Гонконской студии они относятся к командам по разному. Зачем они создают подразделения в группах, которые должны работать вместе. Как главный актер, моя работа была сложнее в 2 раза. Я дрался с утра до вечера, в то время как они только стояли позади, махали мечами и кричали – и они получают больше чем я? Я уже начал задумываться о том, что стоит ли мне вообще оставаться здесь работать.

И я не говорю только о себе. Другие актеры также работали очень хорошо за гроши, только лишь потому, что они из Китая. Противоречия начали грузить мне сердце, так как я понимал, что другие не ценят нашу работу. «Только из-за того, что я китаец, со мной можно так обращаться?»

Не поймите меня не правильно, я говорю про деньги. Нас разделили по зарплатам. Мы даже ели по-разному. Мы если простые китайские обеды, а Гонконгский персонал ел Кантонскую еду, да и еще с обслуживанием.

В капиталистическом обществе, вероятно это обычное явление. Но одно дело, когда разделяют просто по доходам, а другое когда по национальностям, понимаешь, что что-то не так. Это противоречит всей логике. Студия использовала меня для продажи фильма, но при этом я не получал ни малейшего уважения.

В капиталистических странах это было бы не допустимо, а в коммунистическом обществе – не выносимо.

В результате у меня не было никакого желания сниматься. И постоянно устраивал протесты.

Однажды дошло до того, что произошел следующий инцидент в 4:00. Сцены с рассветом и закатом сложнее всего снимать, так как возможности ограничены. Минута-две позже и свет уже не тот. В результате к съемкам готовятся за несколько часов до начала. В фильме Храм Шаолиня 3 тоже была такая сцена. Всем нам пришлось вставать в 2 ночи, чтобы добраться до места и подготовить оборудование. Когда начал приближаться рассвет мы очень были рады… режиссера не было поблизости. Мы ждали.

Появился первый утренний луч света…

Мы ждали до 10 утра, пока не появился режиссер.

Первой его репликой была: «Айя! Свет уже не тот! Разве мы не планировали сниматься на рассвете? Ну что же, ничего не поделать, будем снимать днем»

У меня было такое приятное чувство, будто бы мы устроили какую-то пакость. Из-за этого инцидента я собрался духом и пошел к продюсеру, чтобы сказать ему следующее:

«Я не много знаю о том, как снимаются фильмы. Я всего снимался в двух и очень молод. Потому можно я задам Вам один простой вопрос? Если объявляется, что съемки будут проходить на рассвете и команда уже готова в 3 утра, а режиссер появляется только в 10 и говорит, что свет уже не тот, то кто не прав он или я?» Видите ли, я не очень понимаю киноиндустрию и хотел бы научиться. Если вы скажете, что я не прав, то тогда обещаю, что уйду домой прям сейчас и никогда больше не буду сниматься в фильмах. С другой стороны, если Вы думаете, что режиссер не прав и ему стоит чему-то научиться о съемке в фильмах, то может быть вы согласитесь, что он должен извиниться перед всей командой?»

Что же… как вы видите, я все еще снимаюсь в фильмах.

С этим фильмом было столько проблем.. Все было наполнено внутренней борьбой. Он открыл мне глаза о силе и классе. Определенно это был самый тяжелый фильм в котором я когда-либо снимался.

Нравится