Джет ли и его телохранители

Юный Джет Ли сидит в форме с мечем

Из-за того, что я однажды поспешно дал замечательный ответ президенту США Никсону – я занял место в истории.

Китайское правительство объявило, что я сделал особый вклад в Китайско-Американские отношения и добавили меня в список приглашенных на государственный банкет. Я также посещал и официальные приветственные банкеты для последующих американских президентов. Когда Форд и Картер нанесли визит Китаю, я был в группе встречающих их в аэропорту.

Постепенно холод времен Холодной Войны начал таять.

Долгое время Китай и США видели друг в друге врагов из-за не понимания культур и ценностей. Например, поначалу, когда мы прибыли в США в 1974 мы не знали чего ожидать и телохранители были очень напряжены. Обе стороны очень тщательно готовились. Но пожив вместе 1 месяц мы осознали, что эти падшие капиталисты на самом деле добрые и честные люди, а они в свою очередь увидели, что дети коммунистов не ярые фанатики, а очень даже милые ребята.

Потому все начали расслабляться. А когда люди расслабляются можно случайно узнать много нового о них. Например наши телохранители оказываются умели говорить по-китайски. И под конец мне было очень уютно со своим телохранителем.

Однажды я дернул его за рукав и крикнул: «Мне нужно в душ!»

Без раздумий, он тут же ответил на китайском: «Не волнуйся я найду тебе душ!»

Я засмеялся. «Ха, так ты и вправду говоришь на китайском!» - он был очень смущен.

Американские телохранители сопровождали нас до самого Гонконга, нашей последней остановкой перед возвращением в Китай. Фактически это был первый раз, когда они могли просто сесть и смотреть наше выступление, так как до этого они все время были заняты нашей безопасностью.

Когда последнее выступление окончилось наступило время для расставания. Все начали плакать. У всех нас 40 и женщины и мужчины, и молодые и старые – все без исключения плакали. Я все еще помню как один из телохранителей подошел и произнес следующую речь на китайском:

«Целый месяц мы защищали вас. А я был так занят, что никогда не мог посмотреть на ваши выступления. Я и представить не мог, что вы умеете делать. И все это время я притворялся будто бы я не понимал вас, что не могу говорить на вашем языке. Нам было приказано не общаться с вами просто по-человечески. Наверное я сейчас рискую своей карьерой говоря с вами, но меня это не волнует - я хочу общаться с вами!»

Мы увидели слезы в его глазах и все еще больше заревели. Мы не понимали почему плачем. Видимо из-за того, что были целый месяц вместе, мы привязались друг к другу и всем было грустно.

Спустя пару лет, Джеральд Форд стал президентом и нанес визит Китаю. Я как один из китайских представителей дружбы народов встретил его в аэропорту и сопроводил его до Дома Народных Собраний для государственного обеда.

Там была гигантская комната, которая могла вместить сотни банкетных столов. Я загляделся вокруг моря лиц. В итоге мой взгляд остановился на 1 человеке. Это был тот самый американский телохранитель, который произнес трогательную речь в Гонконге. Я замер от радости. Это было чувство как будто видишь старого друга. И с широкой улыбкой вскочил на ноги и крикнул

«Привет!»

И сразу же после этого я заметил, что два или три других стола напротив его были заняты другими телохранителями из той поездки в США. Они также не смогли себя сдержать. И тоже встали и произнесли

«Эй там!»

У всех из нас была одна мысль – подойти и пожать друг к другу руки и обняться. Мы совершенно забыли, что это был официальный государственный банкет. И вскоре как они встали мы услышали цепную реакцию – 20, 30, 40 стульев отодвигались и все вставали. Китайские полицейские в штатском и прочий американский персонал – люди, которые не участвовали на воссоединении старых знакомых.

Для подобных мероприятий, это было обычным делом присутствие полицейских в штатском. Но американцы не знали, кто на них смотрит. И все смотрели друг на друга очень осторожно. Поэтому когда я внезапно встал и охрана вскочила, все подумали что происходит что-то опасное и наши крики радости – сигнал тревоги.

Обернувшись, я увидел, что все эти взрослые взволнованно смотрят на меня. Кто-то инстинктивно встал напротив меня как живой щит.

Очень смущенно я кивнул «Простите…» И осторожно сел на место. Американские телохранители также, как ни в чем не бывало сели на место.В итоге все поняли, что произошло недоразумение и постепенно начали садиться один за другим.

Мораль этой истории такова: даже во времена напряженности и недоверия люди двух разных культур могут стать друзьями и преодолеть непонимания.

Нравится