Джет Ли и президент США Ричард Никсон

Маленький Джет Ли в костюме, цветное фото

Вопреки тому, что нас учили, я заметил, что американцы не такие уж и плохие. И наша охрана из государственного департамента это подтвердила. Они были очень учтивыми и совсем не бессердечными. Когда они были строги – то делали это в целях твоей же безопасности. Но пока все нормально , они были добры. И помимо того, что выполняют свой долг как телохранители, они также были просто хорошими людьми. Мне было сложно поверить, в то, чему нас учили взрослые, что американцы наши классовые враги и никому нельзя верить.

Когда мы прибыли в Нью-Йорк я начал задумываться, а правда ли, что все наши отели прослушиваются жучками американским правительством. Есть ли необходимость следить за каждым своим словом?

И однажды из любопытства я решил проверить, правда глупо себя от этого чувствовал, когда подошел к телефону и не снимая трубку произнес: «Эй я хочу шоколад, хочу шоколад. Хочу шоколад!» Затем я повернулся к зеркалу и произнес «Хочу мороженное, мороженное, мороженное, мороженное», и, наконец, я подбежал к цветочному горшку и сказал «Хочу банан, я хочу банан!». Было довольно весело. Затем к нам подошли и сообщили что пора готовиться к выступлению и я уже забыл обо всем этом.

Позже, тем вечером, я вернулся в гостиницу и чуть не умер от испуга. Мои телохранители тоже были напуганы. На столе лежал шоколад, мороженное и бананы. Сначала я подумал, что это подарки от наших спонсоров и что все такие получили, а это просто совпадение…И я помчался к другим в номер проверить

«Эй, парни, а у вас на столе не было каких-нибудь подарков?»

- Нет.

Мой номер оказался единственным. С тех пор я стал очень осторожным.

Последнее, финальное выступление было в Вашингтоне. Для этого выступления в Белом доме было выбрано всего несколько человек из команды. После выступления нас официально представили американскому правительству и сделали фотографии с ними.

Помню, президент Ричард Никсон стоял с одной из девочек из нашей команды, а я стоял рядом с государственным секретарем Генри Киссинджер. В тот момент Никсон повернулся ко мне и сказал.

«Молодой человек, твое кунг-фу впечатляет! Как насчет того, чтобы стать моим телохранителем когда вырастешь?»

«Нет» - ответил я. «Я не хочу защищать какого-либо одного человека. Когда я вырасту, я буду защищать биллион своих китайских соотечественников!»

Люди были ошеломлены. Возникла неловкая пауза. Никто не ожидал, что я дам такой ответ. Киссинджер наконец прервал паузу и сказал

«Боже, такой молодой мальчик, а уже говорит как дипломат!»

Днями позже, когда мы собирались покидать Америку и были на обеде в посольстве, кто-то сообщил нам, что наш визит в Белый дом наполнил газету Нью-Йорк Таймс и наши фотографии были на обложке. В статье рассказывалось об этом событии и интересовались какое же образование в Китае, что даже самый молодой представитель дал такой патриотичный ответ.

Китайское правительство, естественно было радо моему ответу президенту Никсону и за это меня похвалили.

«Какой умный мальчик, дал такой патриотичный ответ!»

И снова я набрал лучший результат на 5+.

Нравится